Алкоголь – это ужасный яд, убивающий медлительно, но правильно

«Кодировать» может каждый

Создатель – Евгений Батраков

Правду об алкоголе знают все. Все знают, что спирт – яд, приводящий в целом ряде всевозможных случаев к полоумию, половому бессилию, одиночеству, поликлинике, кутузке и погибели… И, все же, яд – пьют. Не для того, очевидно, чтобы очутиться за решёткой, на больничной кровати, в приюте для недееспособных и убогих. Пьют, чтобы расслабиться, повеселиться, согреться, забыться, избавиться от боли и ужаса…

Надежда, что выпитое что-то изменит, что будет лучше того, что было – встряхивает, воскрешает, окрыляет. И так верится, что спиртное поможет, когда помощи уже ожидать неоткуда, когда ты уже ослабел и свалился духом.

Это – «Алкоголик», ставший неотъемлемой частью вашей личности, вооружённый проалкогольной сладостной ложью о полезности яда, искушает, нашёптывает, ловко переориентирует ваше внимание; «Алкоголик», уже захвативший рычаги управления… Тот «Алкоголик», который другим позволяет жить трезво только для того, чтоб были заработаны средства на еще одну бутылку. Тогда и он командует: «Заработанное – пропей!».

Но почему же в это самое время информация о вреде алкоголя – часть вашей личности, которую мы можем именовать «Трезвенник» – посиживает в недрах мозга и отмалчивается?..

В Абакане на Первомайской площади стоит Дом Советов. Так он ранее именовался. Вы сможете войти в этот Дом, и даже прогуляться по коридорам, по этажам, и зайти в различные кабинеты, и побеседовать с различными людьми. Вы – в Доме Советов. Значит ли это, что вы уже начали управлять республикой? Нет. Для управления республикой необходимо не только лишь зайти в кабинет и занять определённое место за столом, но ещё и занять его строго определённым образом.

Так же и в том «доме советов», что находится на плечах: информация о вреде алкоголя по извилинам погуливает, но владычествовать не может. Не может ещё и поэтому, что информация о полезности алкоголя не только лишь властвует, но ещё и обзавелась 3-мя рубежами психической защиты. Вот эта-то защита всё, противоречащее воззрению, доминирующему в голове, и отклоняет, отторгает, перекрывает. Человек пьющий просто не осознаёт то, что ему молвят. Он сам мучается от собственного пития, но не осознает и не способен осознать то, что с ним происходит, и, соответственно, не может поменять своё собственное поведение.

Отсюда, самая 1-ая задачка тех, кто подписался на роль спасателя либо даже спасателя – провести свои трезвые проповеди мимо психической защиты.

Как это выполнить фактически?

Существует несколько принципно хороших друг от друга способов, наихудший из которых известен как способ эмоционально-стрессового воздействия. На бытовом языке он именуется «кодированием». Его открытие приписывается украинскому врачу-психиатру А.Р. Довженко. Я использую слово «приписывается» ибо ничего почетаемый Александр Романович не открыл, а только начал использовать древнейшую технологию внушения в современных целях. Вспомните, ещё 150 лет тому вспять описано поведение «закодированной» колдуньи – умершей панночки – в повести Н.В. Гоголя «Вий»:

«Гроб стоял бездвижно. Свечки лили целый потоп света. Жутка освещённая церковь ночкой, с мёртвым телом и без души людей. Он дико посмотрел и протёр глаза. Но она точно уже не лежит, а посиживает в своём гробе. Он отвёл глаза свои и снова с страхом направил на гроб. Она встала… идёт по церкви с закрытыми очами, беспрестанно расправляя руки, вроде бы желая изловить кого-нибудь. Она идёт прямо к нему. В ужасе очертил он около себя круг. С усилием начал читать молитвы и произносить заклинания, которым обучил его один монах, видевший всю жизнь свою ведьм и нечистых духов. Она встала практически на самой черте; но видно было, что не имела сил переступить её, и вся посинела, как человек, уже некоторое количество дней погибший…» [1]

Молвят, что способ «кодирования» рассчитан только на российского человека, воспитанного на российских притчах: вот вытащу золотую рыбку, вот загадаю священных три желания да всё сразу-то и заполучу. Это ж только у нас существует несчастное «кодирование» и процветают различные МММы, РДСы, «Чары» и т.п. шайки бойких людей, которые всю свою наиподлейшую ставку делают на наивных по-детски людей да на жадных халявщиков. Вобщем, об этом не стоит гласить настолько категорично, чтобы не сбрасывать со счетов правду: чем выше авторитет человека, тем посильнее его внушающее воздействие.

Помнится, слышал я кое-где такую историю. Одна дама обратилась к известному доктору, и он установил у неё декомпенсированный порок сердца. Чтоб ободрить пациентку, доктор пошутил: «Вы сможете вообщем не волноваться о вашем сердечко – ранее меня не умрёте, а если умрём, то вместе». На последующий денек доктор скоропостижно скончался. Узнав об этом, дама впала в состояние последнего беспокойства. Через несколько часов работа её сердца резко усугубилась, а малость позднее наступила и погибель. Вот вам и шутки!

Кстати, не в странах Запада, а в неких полудиких племенах вышеозначенный способ употребляется и до настоящего времени. К примеру, там, где нет камер подготовительного заключения, провинившегося ставят у пенька и тот «кодировщик», обведя особенной клюкой необыкновенную черту вокруг обречённого, максимально принципиально и убедительно докладывает: «Выпьешь…!» Фу, ты черт! «Выйдешь – помрёшь!». И, что поразительно, – это зафиксировали исследователи, – если человек выходит, он и по правде отходит в мир другой. Вскрытие указывает – инфаркт.

Кстати, некие дамы «под конвоем» приводящие на «кодирование» супруга, конкретно на этот эффект потаенно и рассчитывают: он всё равно сорвётся и обязательно «сыграет в ящик», а они заполучат в своё использование и квартиру, и дачу, и машину. Но, – как досадно бы это не звучало, – у нас не Африка, не Полинезийские острова – мужчины прочные, обманываются просто, да не до погибели, и потому, как совсем правильно писала одна сибирская журналистка: «не возлагайте надежды, милые дамы, никто и никуда не сыграет. Не оставит вам ни квартиры, ни машины. Не освободит вас от унизительного развода. Всё остается по-прежнему» [2]).

Вобщем, мы ведь все незначительно «кодирнутые»: хоть незначительно, но верим в те либо другие приметы, знаки, знамения. К примеру, в чёрную кошку… А эффект плацебо? Это когда человеку дают пустышку, а молвят, что дали сильнодействующее средство. Кто поверил – тот ощутил, кто отнёсся со скептицизмом – улыбнулся.

Более того, мы ведь и сами случается, пусть и по незнанию, но увлечены этим самым «кодированием». К примеру, представительница спившегося народа – театральный деятель К., участвующая в местной передаче, поднимая бокал вина – знак деградации – производит самый реальный акт внушения, т.е. «кодирования» телезрителей на питие! И это тем паче представляется верным, если знать, что всякий смотрящий передачу безизбежно впадает в самый реальный транс, а транс – база для беспрепятственного проникания инфы в подсознание.

А чем, как не «кодированием» на питиё занимается другая мать, говорящая о ребёнке и при ребёнке собственной приятельнице: «Он у меня как папа!»? Это она о отцу, который, меж иным, алкаш. Естественно, мать имела в виду не грешное пристрастие, но подсознание-то ребёнка воспринимает всё оптом и практически.

Как «кодирует» супруга супруга собственного, бросая ему раздражённо и обычно: «Пить меньше нужно!»?! Он ведь как услышал, так и сообразил: «Пить нужно, но – меньше». Вот он и пробует в очередной раз вписаться в формулу… Таким макаром, дело-то, оказывается, всем и отлично знакомое.

И всё же, что же это все-таки за способ таковой – «кодирование», вокруг которого столько дискуссий? И что такое «код», и для чего пригодился чувственный стресс?

«Код» это – условный сигнал либо, проще говоря, так построенная фраза, в какой на подсознательном уровне увязано, ассоциировано некоторое действие с некоторыми последствиями: слово (образ) – с подходящей реакцией. К примеру, «выпьешь (образ) – помрёшь! (реакция)».

Дальше, стресс. Стресс вызывается неожиданностью, которая и нейтрализует вышеупомянутую нами психическую защиту. Вспомните суворовскую заповедь: главное – внезапность. Как внезапничают все эти спецы по эмоционально-стрессовой психотерапии, проводя свои разовые сеансы? А по-разному. В ход идёт полностью всё: «спецаппаратура», блестящий жезл с шишкой на конце, «тибетские» иглы, просто иглы, инъекции «редких лекарств»… Неважно какая «погремушка» – только бы отвлечь психическую защиту!

Вот, как это всё проделывал кандидат мед наук из Крыма государь П.П. Пациент добровольно заходит в кабинет и сам усаживается на стул. И здесь, грубо и бесцеремонно ему завязывают глаза полотенцем, и предлагают дышать так глубоко и стремительно, будто бы он бежит за паровозом. Сразу с этим, П.П. начинал энергично толкать, ничего не видящего клиента, то в правое плечо, то в левое, то вперёд, то вспять. Потом, при помощи обычного электроимпульсного прибора делается воздействие на некоторые «точки», находящиеся в области шейки. Если батарейки разряжены, оная процедура могла заменяться и обычным пальцевым надавливанием через полотенце на глазные яблоки.

Ну и, в конце концов, кульминация: резко даётся команда – закончить дышать, обширно раскрыть рот и – резко, и – стремительно при помощи шприца вводится в ротовую полость жидкость. (Сам А.Р. Довженко использовал хлорэтил, но это вещество очень стремительно испаряется, отравляя самого же доктора, и, к тому же, ампула очень неудобна конструктивно для неоднократного использования). Это мог быть обычный физраствор, и даже рядовая вода из-под крана. И вот тут-то при внедрении в рот «секретной» воды, и произносятся ужасным и загробным голосом самые главные слова: «выпьешь, хоть каплю спиртного – помрёшь!!!»

И – всё. И полотенце с глаз долой…

Вобщем, заключительная фраза могла быть как очень короткой, так и таковой:

«Глубоко дышите. Очень глубоко и стремительно! Приготовьтесь: я буду вас кодировать от алкоголя и алкоголь содержащих веществ… На сколько вы будете кодироваться?.. На три года! Я введу код против алкоголя и алкоголь содержащих веществ до 15 августа 2000 года. Обширно откройте рот. Я ввёл код погибели против алкоголя и алкоголь содержащих веществ до 15 августа 2000 года. На три года! Если же ты сорвёшь код и выпьешь, ты заболеешь ужасными заболеваниями, у тебя будет половое бессилие, инфаркт, расстройство психики, ты будешь дурачина дурачиной! Я закрепляю код против алкоголя и алкоголь содержащих веществ на три года до 15 августа 2000 года. На три года! На три года!!! Ты будешь жить, работать, отдыхать в режиме кода погибели! Час не говорить. Вы – свободны».

В чём же смысл всех этих физических манипуляций, которые предшествовали словопроизнесению? Единственный – отвлечь психическую защиту.

Отметим, что манипуляции могут быть и совсем другими: можно поставить человеку некоторый укол. К примеру, витаминизированного раствора, но при всем этом делать страшно принципиальный, профессорский вид. Можно использовать некоторую «спецаппаратуру для психокоррекции», умалчивая о том, что эта «спецаппаратура» является самым обыденным ящиком с обычной, обыкновенной лампочкой снутри.

Вобщем, меня в способе «кодирования» заинтересовывала не театрально-бутафорская сторона, а ответ на вопрос: почему люди срываются и почему срыв случается, к примеру, через 27 дней, а не через 28 либо 26? И что я сообразил?

Представьте для себя, что в комнату, в какой вы находитесь, вдруг через окно с треском и гулом влетает некоторый крушила, вцепившийся в автомат, и вопящий, что есть мочи: «Не двигаться – пристрелю, как депутата!!!».

Люди вы, очевидно, адекватномыслящие, потому-то и сидите, и даже не двигаетесь. Но… сколько? Час? Два? Три? А может вас вывести из этого пренеприятного состояния замороженности, к примеру, вдруг происшедшее землетрясение? Полагаю, что полностью настоящая перспектива стать содержимым братской могилы вас чуть ли устраивает, и потому-то вы совсем безотчётно совершаете единственно нужное – срываетесь с места: бросаетесь, кто куда-то и напролом. Не так ли?

Вот это-то и есть одна из обстоятельств возобновления пития – вдруг зашаталась, образно говоря, почва под ногами: конфликт на работе, крах семейных отношений, трагедия в бизнесе… Да не много ли? В общем, стресс. А исходная фаза хоть какого стресса – состояние ужаса. А что привык делать пьющий со ужасу? Пить. Вот он и запил. Кабы не стресс, так он и дальше жил бы трезвёхонько.

2-ая причина срыва ещё банальнее и проще. Для её осознания, вернёмся к нашей зарисовке – к эксцессу с душком террора. Сидим, стало быть, мы под присмотром мелко дрожащего «калаша», и вдруг – один из нас встаёт и не спеша да преспокойненько, молчком, уходит?!

А крушила?! В полном опупеозе. Яки дубина урытая намертво. Миг спустя – по роже белой – пятна, под глазищем – конвульсия, косой лоб в испарине, пасть – разинул и… И ни-че-го.

А мы? Ну и мы туда же – встаём, ну и удаляемся.



Вот потому-то все эти «кодирули» никогда повторно и не приезжают «кодировать» в сёла, где, как понятно, все как будто на ладошки, всем про всех понятно: прознавшие и узревшие, что Петька-зомби нахлебался, сорвал ужасный чародейственный код погибели и – хоть бы хны – не захворал он ужасными болезными и не стал дурачина дурачиной, – узревшие оное, никак не сговариваясь здесь же скопом сотворяют невразумительную цепную реакцию срывов… Начинается очередной беспросветный деревенский запой…

Вот и вся, пожалуй, магия «кодирования», в которое верит только ненароком блажью тронутый да тот, кто ненамеренно очутился в капкане безысходности – споили-то всем миром, а кто в неудаче сей горазд посодействовать?

Некой модификации методика претерпевала у государя П.П. при кодировке от избыточного веса: пациенту предлагалось глаза – закрыть, рот – открыть, и глотать «японский шарик». «Шарик» – обыденный презерватив. И глотался он вместе с привязанной к нему узкой, хлорвиниловой трубкой. И когда он оказывался в желудке, по трубке при помощи большущего шприца, закачивался воздух. Потом трубка выдёргивалась, а надутый презерватив у надутого клиента оставался в желудке. Предполагалось, что коль на стеночки желудка оказывается давление, то, по последней мере, на наиблежайшие 2-3 денька, чувство сытости обеспечено, и «кодировщик» успевает смыться в Крым, в Петербург либо же на все четыре стороны.

Распрекрасно, не так ли, господа?!. И даже несколько смахивает на то, как в известном анекдоте «кодировал» от пьянства сельский кузнец-педераст.

Почему ж о государе П.П. больше не слыхать у нас? Так и в почти всех других городках не слыхать. И один из секретов прост: в один прекрасный момент в зауральском городке №. после схожей процедуры «кодирования» от избыточного веса еще одна простодушная клиентка очутилась аж на хирургическом столе. Или презерватив был толст, или желудок – слаб. И было дело. Уголовное. С перспективами, естественно, нулевыми – с украинского Крыма выдачи нет. Но ведь и с Крыма в Зауралье сейчас не сунешься.

Тяжело сейчас найти не знающего, что «кодирование» – это обычный шантаж, подаваемый под видом высокоэффективной мед помощи, галлюцинация, сделанная с внедрением ужаса и ереси. Тяжело найти непонимающего, что человека влечёт к бутылке ужас трезво жить, и отгоняет – ужас умереть…

Но ведь при всем этом нереально сегодня найти и ту политическую силу, которая возвысила бы собственный твёрдый глас в защиту государственной и гос безопасности Рф, открыто выступила бы против шкурных интересов спиртной мафии – безродного спрута, состоящего из дельцов от бизнеса и представителей бюрократии, нереально найти такую политическую силу, которая решительно исторгла бы из федеральных законов тлетворный корень зла – определение этилового спирта и смесей, его содержащих, как изделий, относящихся к напиткам, к пищевой продукции [3].

Корень зла – такая правовая база, которая позволяет на легитимном основании проводить политику алкоголизации, создавать, рекламировать и продавать наркотический яд, содействуя тем подрыву экономического благосостояния человека и общества, разрушению семей, росту преступности, дебилизации и истреблению населения величавой страны.

И вот уже пёстрый кагал бойких «кодировщиков», жирующих на народной неудаче, методично, навязчиво и щедро сыплет там и сям: «Выпьем за любовь!», «Выпьем за фуррор!», «Выпьем за здоровье!»; кагал «кодировщиков» призывает, уговаривает и внушает: ты только пригуби, только глотни, ты только выпей… Выпьешь – и станет для тебя отлично! Выпьешь, и сердечку будет веселей. Выпьешь за дам да за любовь – и вот, ты уже приятный во всем человек! Выпей, и всё у тебя будет так, как у тех, у кого, как ты думаешь, есть всё.

Блестящая телекиносволочь охотно, раз в день и круглые сутки поднимает сверкающие бокалы с спиртной отравой и, пребывая в показной экзальтации, взывает к имеющим глаза и уши: «Выпьем за…!» И различные люди, и различные ракурсы, и различные интонации, внушающие, впрыскивающие изо денька в денек одно и то же, одно и то же в публичное сознание, в сознание тех людей, которые внемлют и глядят. И вот – готов очередной «код», т.е. ассоциация, пропитанная ужасом: если я не выпью за то, за что пила телекиносволочь, то у меня не будет всего того, за что эта сволочь пила?!.

Вкупе с тем, и в русле всеобщей болванизации населения, огромное количество деятелей норовят самое естественное состояние человека – трезвость – оболгать, опозорить, низвести до неблагопристойной формы существования. Так, к примеру, несостоявшийся как доктор, но состоявшийся как торговец пивом, А.Я. Розенбаум, допившийся до 2-й стадии алкоголизма (уже мучился от похмельного синдрома), допившийся до медицинской погибели, и только после чего вынуждено «завязавший», утверждает:

«Простите что, <…>
Что с подозреньем к тем, которые не пьют,
А после хором с нами за столом поют…» [4].

Прелюбопытная этика, не так ли? «Простите, что…» и – здесь же нагадил!?.

Под стать этому, представителю еврейского пивного капитала и перебежавший из «братской» Украины в Россию певец Александр Панайотов. Отвечая на вопросы Е. Додолева в программке «Правда 24» он счёл нужным заявить: «Люди, которые вообщем не пьют – я к ним настороженно отношусь, для меня это удивительно…» [5].

Настолько же трусливым, как оказалось, был и депутат Гос Думы РФ Б.Е. Немцов. Участвуя в телепередаче «Основной инстинкт», на вопрос ведущей «Вы пьёте, Борис Ефимович?», он не нашёл ничего наилучшего, как сказать: «Вы понимаете, я с подозрением отношусь к непьющим. Мне кажется, что они что-то замышляют…» [6].

В эту же дуду дудела и депутат Гос Думы, член фракции КПРФ, член Неизменной комиссии Межпарламентской ассамблеи СНГ по социальной политике и правам человека Т.В. Плетнёва (Штрак): «Совсем не пить – это уже на Руси было. Это некорректно! Полностью! Потому, как на Руси молвят? Совершенно не пьющий – человек чи нездоровой, чи подлюка…» [7].

Госпожа Плетнёва, разумеется, очень длительно проработала директором Инжавинской вспомогательной школы-интерната, где содержались лица с умственной дефицитностью, – «с кем поведёшься, от того и наберёшься»…

Но… нельзя ведь не признать и того, что вышеприведённую чушь несут не только лишь отдельные безнравственные отморозки – так сейчас задумывается и ощущает наше общество! Общество от всей души верует, что испорченный, прокисший сок и даже обычный 40-процентный аква раствор этанола, растворителя лакокрасочных соединений – это напитки?!

Они… в это… веруют?!. Они так задумываются?!. И при всем этом они полностью убеждены в том, что есть только два представления – то, которое у их, и – неверное.

Целое общество, величавая страна погружена в состояние, схожее с тем, в каком оказываются отдельные люди, подпавшие под воздействие наведённого, индуцированного абсурда, также жертвы тоталитарных религиозных сект, и массы, прошедшие «промывание мозгов» при Сталине, Гитлере, Мао Цзэдуне…

Массы могут веровать слепо, от всей души, беззаветно; веровать в то, что земля – блин, и стоит на трёх слонах; могут веровать в то, что «нынешнее поколение русских людей будет жить при коммунизме!», веровать в АО «МММ»; веровать в то, что этиловый спирт, т.е. чужеродное для организма вещество – пищевой продукт…

Массы могут веровать, даже жертвуя своими интересами, интересами собственных собственных деток и собственного Отечества, веровать во имя торжества невесть кем придуманной идеи, ради вымысла, ради химеры…

Сейчас целая страна, пьющая страна, включая Президента, членов Правительства и депутатов Гос Думы, находится под гипнозом миллиона произведённых и раз в день производимых, нескончаемо повторяемых проалкогольных внушений, миллионы раз произносимых заклинаний – «Выпьем за… !»

И кто для тебя поверит, мальчишка, даже если ты, изумлённый простодушно воскликнешь: «А король-то – нагой!»?

Литература

1. Гоголь Н.В. Повести / Вий. – М., Л., 1951. – С.354-355.

2. Шульгина Л. Недетские сказки / Л. Шульгина // Хакасский труженик. – 1996 г.

3. Федеральный закон от 22.11.1995 № 171-ФЗ (ред. от 30.12.2012) «О муниципальном регулировании производства и оборота этилового спирта, спиртной и алкоголесодержащей продукции и об ограничении употребления (распития) спиртной продукции».

4. Александр Розенбаум – «Простите Мне». [Электронный ресурс]. URL: http://www.rozenbaum.ru/#!/songs/i/0111 Дата воззвания: 1.02.2016 г.

5. «Правда 24»: Александр Панайотов – о выходе нового клипа». [Электронный ресурс]. URL:

http://www.m24.ru/videos/91205 Дата воззвания: 1.02.2016 г.

6. 1 канал ЦТ, телепередача «Основной инстинкт», 06 ноября 2003 г.

7. «Водка. История всероссийского застолья». Телекомпания НТВ, 8 октября 2010 г. Создатель и ведущий: Алексей Егоров.

Евгений Батраков, член Ассоциации эриксоновской терапии, гипноза и НЛП.

Алкоголизация — скрытые методики управления сознанием

Истоки алкоголизация Рф

Жданов. Вся правда об алкоголе. Ответы на вопросы

Более подробную и различную информацию о событиях, происходящих в Рф, на Украине и в других странах нашей прелестной планетки, можно получить на Интернет-Конференциях, повсевременно проводящихся на веб-сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совсем безплатные. Приглашаем всех интересующихся…

Добавить комментарий