Предсказавший победу Дональду Трампа доктор уточнил прогноз по его импичменту

Политолог Алан Лихтман, безошибочно предсказавший финал всех президентских выборов в США с 1984 года, практически сходу после избрания Дональда Трампа предрёк ему импичмент. За девять месяцев на посту главы страны южноамериканский фаворит приметно приблизился к тому, чтоб покинуть Белоснежный дом. Посреди июля в конгресс занесли инициативу об импичменте Трампа по обвинению в препятствовании расследованию «связей» его команды с Россией. В интервью RT Лихтман сказал о перспективах преждевременного прекращения возможностей Трампа, возможных сроках объявления импичмента и факторах, которые могут на это воздействовать.
  • Reuters

— Вы заявляли, что Дональда Трампа ждет импичмент. Вы также написали книжку, которая именуется «Основания для импичмента». Это означает, что вы на данный момент ещё больше убеждены в своём прогнозе?

— Да. Не думаю, что когда моя книжка вышла в свет, было подходящее время для импичмента. Но на данный момент, на мой взор, палате представителей конгресса США (органу, единолично отвечающему за объявление импичмента) срочно нужно инициировать соответственное расследование. На данный момент дело ведёт особый прокурор. Но это другое расследование, оно не имеет дела к импичменту.

Во времена Уотергейтского скандала было сходу несколько расследований: их вели особый прокурор, сенатский комитет и юридический комитет палаты представителей — то самое расследование о способности импичмента. Его-то на данный момент и не хватает.

А событий, подлежащих расследованию, очевидно, много. Даже та информация, которая общеизвестна, даёт довольно оснований для выдвижения Трампу обвинений в воспрепятствовании правосудию. По последней мере, в его случае их не меньше, чем было в случае Клинтона, а тогда практически все республиканцы в палате представителей проголосовали за то, чтоб признать его вину и начать функцию импичмента.

В случае Трампа речь идёт о куда более серьёзных масштабах предполагаемого воспрепятствования правосудию.

Совсем разумеется, что он нарушил положение Конституции о вознаграждениях, которое говорит, что президент не вправе получать всякого рода ценности от зарубежных правительств либо организаций. Не считая того, возникает много инфы, косвенно и впрямую свидетельствующей о том, что во время избирательной кампании команда Трампа могла действовать в сговоре с Россией. Выходит, что речь идёт о большенном количестве правонарушений, которые, по идее, могут привести к импичменту.

— Могли бы вы в этом случае указать на какие-либо определенные сроки?

— Мне нередко задают этот вопрос. Дело в том, что шестерёнки южноамериканского правительства крутятся очень медлительно. И Уотергейтский скандал тому пример. Проникновение в отель вышло в июне 1972 года, но юридический комитет палаты представителей утвердил пункты по импичменту, что в конечном итоге привело к отставке президента Ричарда Никсона, только в июле 1974 года — другими словами на это ушло два года.

  • Выступление Дональда Трампа в конгрессе.
  • © CNP/AdMedia

Я считаю, в свете приближающихся выборов 2018 года, когда все члены палаты представителей будут выставлять свои кандидатуры на переизбрание, решающую роль, возможно, будут играть два фактора. Если они сочтут, что Дональд Трамп может навредить их политическому будущему (а для их это, естественно, важнее всего), против него может выступить существенное число республиканцев. И чтоб набрать большая часть голосов для инициации процедуры импичмента необходимо, чтоб с демократами соединилось приблизительно 20 5 человек (другими словами кое-где 10% от всех республиканцев в палате представителей).

2-ой момент (это, естественно, маловероятно, но не нереально) — если демократам (по итогам выборов. — RT) получится стать большинством в палате представителей. Тогда, я полагаю, инициировать эту функцию получится очень стремительно — когда новенькая палата будет созвана сначала 2019 года.

— Но ранее, на ваш взор, функцию навряд ли могут начать, так?

— Да. Если только вдруг гибельные для президента новые разоблачительные подробности не начнут выходить каждый денек. Я не могу знать, что конкретно раскроется в последующий раз и будет ли этого довольно, чтоб приблизить начало расследования о способности импичмента. Не считая того, непонятно, когда особый прокурор Роберт Мюллер представит выводы по собственному расследованию и сделает ли он это вообщем.

Обычно, у особых прокуроров уходит не один год на проведение собственных расследований, так что я бы не стал рассчитывать, что Мюллер в скором времени чего-нибудть скажет.

— В одном из собственных недавнешних интервью вы произнесли, что Трампа уберут не поэтому, что он нестандартный либо непопулярный президент. Вы гласили: это произойдет из-за того, что он — угроза конституционному строю, свободам и безопасности США. Некий один из этих пт выделите либо уже всё совместно?

— Я думаю, все эти причины в совокупы позволяют нам гласит об импичменте. Не следует забывать, что импичмент не является юридическим процессом. В собственной книжке «Основания для импичмента» я предназначил целый раздел тому, что создатели американской Конституции сознательно предусмотрели, чтоб процедура импичмента не могла быть инициирована трибуналом. Властью объявлять импичмент они наделили палату представителей, а сенат наделили возможностями выносить приговор. Потому для объявления импичмента не требуется, чтоб президент совершал какое-либо уголовное грех, и тому есть огромное количество подтверждений из истории.

Могу процитировать надпись с обложки моей книжки. Александр Гамильтон, наикрупнейший толкователь американской Конституции, писал, что импичменту «может быть подвергнут находящийся на гос службе человек, злоупотребивший публичным доверием либо нарушивший его». Гамильтон ничего не гласит про уголовные злодеяния. Билл Клинтон, к примеру, был подвергнут процедуре импичмента за создание препятствий правосудию и дачу неверных показаний — по большенному счёту не очень серьёзные злодеяния, к тому же связанные с его романом на стороне, а не с неисполнением каких-либо служебных обязательств. И даже в случае более серьёзных обвинений, касающихся свободы и государственной безопасности США, впрямую речь может не идти об уголовно наказуемом злодеянии.

Нарушение пт Конституции США о запрете муниципальным бюрократам принимать подарки либо вознаграждения от зарубежных стран не является уголовным злодеянием, но это — нарушение Конституции, и единственным уместным наказанием за такое деяние является импичмент.

— Что в шагах, действиях, решениях Трампа вам оказалось самым непредсказуемым?

— Меня ошарашили настолько неприкрытые пробы препятствовать правосудию. Я и представить для себя не мог, чтоб президент США востребовал от директора ФБР личной преданности либо попросил его спустить на тормозах расследование. Не говоря уже об увольнении главы ФБР, после которого он открыто признал, что сделал это из-за опасений вокруг расследования о сговоре с Россией.

Я не ждал, что президент может просто взять и обратиться к главам разведслужб и попросить их остановить это расследование — хотя мы до сего времени не знаем, что конкретно он им произнес. Я даже представить не мог, чтоб президент США пошёл на такое.

— Президент может «исправиться»? Сделать чего-нибудть, что, по-вашему, убережёт его от импичмента?

— В моей книжке есть целый раздел под заглавием «Выход из положения», в каком я обрисовал, что конкретно Трампу нужно сделать, чтоб избежать импичмента. Из всех моих предложений он пока выполнил только одно, ну и то очень поздно — он уволил Стива Бэннона. Ни 1-го из других моих советов он не послушал.

Более того, со временем деяния Трампа получают всё более возмутительный нрав. Если б он последовал предложениям, которые я привожу в собственной книжке — к примеру, отдал бы осознать, что уважает принцип разделения властей и систему сдержек и противовесов, также не стал бы вести себя как теран а-ля Муссолини и по-настоящему отстранился от всех собственных владений и активов, то тогда у него был бы некий шанс. Но я не вижу, чтоб Трамп двигался в этом направлении.

— Если так, вы думаете, он читает вас?

— Не знаю, читает ли он лично всё то, что я пишу, но ему, непременно, любопытно мое мировоззрение. Ведь я, как и он, был собственного рода одиночкой: я был единственным политическим аналитиком, который предвещал его победу и отрешался поменять своё пророчество. Он даже прислал мне послание с очень тёплыми словами. Так что, может быть, он всё-таки смотрит за тем, что я говорю. По последней мере, он избавился от Бэннона, а это одно из моих восьми адресованных ему предложений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *