Русских учёных втянули в «лохотрон» и принуждают работать за «цветные стёклышки» (видео)

Длительное время не решался написать, задумывался вам мои слова про науку не будут новостью. Вы совсем правильно гласите, что публичное бытие определяет публичное сознание (частью которого является и наука, и образование). Я желал добавить пару слов о том, как это происходит в деталях с моей, как юного учёного, точки зрения. Сейчас ЕГЭ введен не только лишь в школах, типичный аналог ЕГЭ введён и для учёных. Именуется он — индекс Хирша (индекс цитирования научных работ). «Качество работы учёного» оценивается как количество публикаций в более «популярных» (с высочайшим импакт-фактором) научных журнальчиках и как количество ссылок на эти публикации. От этих характеристик зависит, дадут ли для тебя грант на проведение исследовательских работ, зависит финансирование института, количество экономных мест в ВУЗе . Можно сделать возражение, дескать, во всём мире учёные так работают, нет тут ничего необычного — чиновникам ведь нужен некий аспект, чтоб одних учёных поощрять, а других подталкивать урезанием финансирования. Как говорится, по законам рынка в конкурентноспособной борьбе выживет наисильнейший. Волнует меня другое.

Во-1-х, как несложно додуматься, самые пользующиеся популярностью научные журнальчики — тот же Science, Physical letters, IEEE control systems — выпускаются в США. К примеру, перед инженерами Boeing стоит животрепещущая научно-техническая задачка (коих при проектировании самолётов много). В своём кругу стремительно решить задачку не выходит, эта задачка в некой формальной постановке публикуется в журнальчике института-подрядчика. Хочешь быть неплохим учёным? Реши для янки их задачку, повысь собственный индекс Хирша. В конечном итоге выходит смешная ситуация: русское правительство из русской казны выделяет средства на финансирование русских учёных, которые решают задачки для американских институтов и для американской индустрии в конечном счёте. Припоминает это всё краснокожих, которые за цветные стёклышки отдавали свои земли.

Во-2-х, русская наука (не могу гласить за всю науку) оторвана от производства. Мы решаем задачки, которые увлекательны южноамериканским журнальчикам, а не те, которые животрепещущи для нашей индустрии. Будь русская наука завязана на производственные нужды, не было бы и заморочек с оценкой свойства работы учёных (бездари и лодыри ушли бы сами), не было бы и зазорного низкопоклонства перед западными научными журнальчиками.

В-3-х, механизм грантов. Я участвовал в исследовательских работах по грантам в своём вузе будучи аспирантом. Меня не покидало чувство, что я участвую в каком-то воровстве. Есть техническое задание, план проведения исследовательских работ. Мы получаем какие-то результаты, пишем отчёт по проведённым исследованиям. Далее эти отчёты ложатся на полку в минобрнауки. Что-то мне дает подсказку, что научная сторона исследовательских работ никого там не интересует. Претензии к отчёту если и появляются, то только по формальным признакам: не хватает печати, подписи, 95 страничек заместо 100, не тот шрифт, не те отступы. То чувство, когда ты трудишься, понимая, что результаты твоего труда — незапятнанная формальность, обряд, этими плодами не воспользуются для модернизации производства, они никак не перевоплотился в продукт, они просто лягут мёртвым грузом на полку в министерстве и никто никогда с ними даже не ознакомится. Теряется грань меж «получить средства за никчемную работу» либо «украсть эти средства в какой-либо коррупционной схеме». И правда, какая на самом деле разница?!

Результат, к которому я виду: наука оторвана от производства, университеты оторваны от науки, школы оторваны от вузов. Заместо науки как мотора модернизации, наука перевоплотился в игру — кто больше статей в американских журнальчиках опубликует. Заместо науки как неотъемлемой части вещественного производства, как звена цепочки товарного производства, получаем подачки из бюджета, дескать, не бунтуйте там. Заместо единой связной системы подготовки кадров — от яслей до академии — у нас есть некоторое количество разрозненных соц институтов, любой из которых контролируется государством средством различных ЕГЭ и его аналогов.

Поддержать проект «Последний звонок»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *